Томас Шмидт-Кёрби — винокурня Fary Lochan

Третьим собеседником среди датских производителей виски стал Томас Шмидт-Кёрби, коммерческий директор компании Fary Lochan – производителя единственного в мире виски из солода, окуренного крапивным дымом. 

Томас Шмидт-Кёрби

— Привет Томас, рад встрече! Что мы сегодня будем пробовать? 

— У меня с собой два виски: дымный и не дымный. Если ты хочешь попробовать оба, лучше начинать со второго.  

— Конечно, я хочу попробовать оба! 

— Отлично. Тогда держи. Это наш последний релиз, выпущенный в марте 2018 года. В общей сложности мы разлили 1750 бутылок. Кажется, пара сотен еще осталась в продаже. Но очень скоро они закончатся.  

— Когда вы начали производство? 

— В 2009 году. В первый год Йенс-Эрик Йоргенсен, основатель винокурни, заполнил всего одну бочку. Это произошло 31 декабря. 

Основатель Fary Lochan - Йенс-Эрик Йоргенсен
Основатель Fary Lochan — Йенс-Эрик Йоргенсен

—  Это было больше экспериментом, чем попыткой начать бизнес? 

— Да, именно так. Мы просто хотели посмотреть, что получится. Но на следующий год бочек было уже пять. Сейчас ежегодно мы заполняем будущим виски от 50 до 55 бочек.  

— Когда был залит в бочки этот образец?  

— Этот виски выдержан пять лет, то есть в бочку мы залили его в 2013 или конце 2012 года. Он довольно молод, но уже очень хорош. Выдержка целиком происходила в бочках из-под бурбона. Крепость 46% ABV. 

— Вы перегоняете виски двукратно? 

— Да. Мы используем двойную дистилляцию в кубах, сделанных для нас в Шотландии. 

Перегонные кубы Fary Lochan

При какой крепости собирается new make? 

— Почти 80% ABV.  

Можно ли найти Fary Lochan за пределами Дании? 

— 90% того, что мы выпускаем, продается в Дании. Из других стран могу отметить разве что Германию. Но у нас есть запас мощности производства для выпуска большего объема виски. Кроме того, мы наращиваем производство джина, ведь он становится все более популярным. И, конечно, делаем традиционные датские аквавиты. Сейчас у нас девять разных видов аквавитов и пять джинов.   

— Широкая линейка. А что представляет из себя второй виски? 

— Его мы выпустили в прошлом году. За полтора года, прошедших с момента розлива, ни одной бутылки в продаже не осталось, но сегодня мы можем попробовать его. Вероятно, в последний раз (смеется). Он дымный. Не такой мощно-дымный, как шотландские образцы, но все равно ощутимо. Чувствуешь? 

— Да, причем дым очень странный. В нем есть какие-то травяные оттенки. 

— Точно. Думаю, мы единственное в мире производство, использующее для окуривания солода крапиву. 

— Крапиву? Каким образом? 

— Винокурня расположена в лесу, рядом с небольшим озером. И вокруг этого озера много крапивы. Летом крапива растет очень быстро, почти как бамбук. Порой кажется, что растение может вымахать за полдня.  

Для сушки ячменя на Fary Lochan применяется крапива!

Летом мы собираем крапиву ежедневно и сжигаем ее в небольшой печи, окуривая солод. Ячмень мы покупаем у местного фермера, а солодим его самостоятельно. Cолод окуривается дымом крапивы в течение целого дня. А если этого недостаточно, то продолжаем и на следующий. В результате характер дыма в нашем виски совершенно иной.

— Откуда вообще взялась такая идея? 

— Йенс-Эрик вырос на маленьком датском острове Фюнен. Его мать любила окуривать дымом от тлеющей крапивы сыр местного производства для придания ему маслянисто-дымных оттенков. Именно воспоминания об этом натолкнули создателя винокурни на мысль окурить крапивным дымом ячменный солод. Кстати, в нашей первой бочке оказался именно такой виски. 

— Сколько этот виски стоит в Дании? 

— Стандартная полочная цена тут – 80 евро за 0.5 литра. Это недешево. Вы можете купить по-настоящему хороший скотч за те же деньги. Но в сравнении с продукцией других датских производителей – сейчас нас, кажется, около 12 – цены Fary Lochan вполне конкурентны. Когда мы начинали, в стране было всего три производителя виски. К моменту выхода винокурни на рынок конкуренция уже начала складываться. И нашей целью было сделать «виски для людей». Такой, чтобы наши соотечественники пили его у себя дома, делились им с друзьями, а не прятали по коллекциям, как некоторые очень дорогие релизы, которые никогда не будут открыты.

— На российском рынке сейчас нет скандинавского виски. Раньше у нас можно было найти продукцию шведов Mackmyra, но в какой-то момент они решили уйти с рынка в связи со снижением объемов производства. Но в скандинавских странах производство растет? 

— В Дании и Швеции точно да. Не уверен насчет Норвегии. Но при общем росте не многие производители способны давать большие экспортные объемы. Мы, например, сможем продавать в Россию что-то около 500 бутылок нашего регулярного виски в год. А дымного и того меньше – все релизы ограничены, поскольку требуют много внимания и сил для производства.  

— Экспериментируете ли вы с бочками? 

— Да, у нас есть релиз с финишем в бочках из-под портвейна. Четыре года в бочке из-под бурбона и один – в порто. Также у нас есть релиз бочковой крепости, практически 65%. Проблема с этими релизами в их ограниченности – последнего мы выпустили всего 600 бутылок. Вряд ли он когда-то окажется за пределами Дании. Да и цены тут значительно выше. Этот релиз, к примеру, на полке стоит около 200 евро.

— Какие еще варианты виски вы производите? 

— Ежегодно мы выпускаем четыре релиза в рамках нашей серии «The 4 seasons», то есть каждый виски представляет собой продукт определенного времени года. Кроме этого мы постоянно производим различные ограниченные релизы. 

Команда Fary Lochan

Спасибо за уникальный опыт!