Брендан МакКэррон

Презентация Glenmorargie Spios

В ходе российской премьеры девятого издания в серии Private Edition у нас появилась возможность вновь пообщаться с нашим старым знакомым, главой отдела выдержки и запасов компании Glenmorangie, Бренданом МакКэрраном.

Brendan McCarron

Head of Maturing Whisky Stocks at The Glenmorangie Company

Брендан, привет! Здорово снова видеть тебя в Санкт-Петербурге. 

— Да, действительно здорово снова увидеться, хотя у вас тут и немного холодно.

Твой визит посвящен запуску нового издания в линейке Glenmorangie Private Edition?

— Совершенно верно! Это мой четвертый визит в Россию и уже во второй раз я посещаю ваш прекрасный город. (первый визит Брендана состоялся в 2017 году в рамках презентации Glenmorangie Bacalta — прим. автора). На этот раз, чтобы представить очередной, уже девятый по счету, виски в серии Private Edition — Glenmorargie Spios.

Что означает имя виски?

— Как вы уже заметили, мы в Glenmorangie всегда даем нашим виски гаэльские имена. Иногда их достаточно сложно произносить даже нам. Spios в переводе с гаэльского означает Пряность, а правильное произношение имени Спи-ос с ударением на первый слог. Не трудно догадаться, что имя характеризует характер виски.

Традиционно на этикетке мы видим подпись Билла. Он лично создавал рецептуру или это коллективная работа вашей команды?

— Это каверзный вопрос. Нельзя сказать, что любое издание Glenmorangie целиком детище Билла (Билл Ламсден — глава дистилляции, создания виски и выдержки Glenmorangie — прим. автора). Создание виски это командная работа, но управляет командой и вдохновляет ее, конечно же, Билл. Иногда он поручает создание проекта мне, как это было в случаях с последним изданием Glenmorangie Astar, о котором не так давно вам рассказывал Энди (интервью с Энди МакДональдом, управляющим винокурней Glenmorangie — прим. автора) или Glenmorangie Milsean. Тогда именно я занимаюсь поиском бочек, произвожу отбор спиртов, ищу нужные пропорции и так далее… в общем, работаю как хочу.

Основная причина, почему подпись Билла стоит на каждом издании Glenmorangie, это ответственность. Именно он контролирует, принимает конечное решение и отвечает абсолютно за каждый этап создания виски. Хотя бывают случаи, когда созданием рецептуры занимается исключительно Билл, а все мы наблюдаем за процессом и учимся. В любом случае, Билл это последняя инстанция. Если говорить конкретно о Glenmorangie Spios, то в большей степени это творение Билла.

 Glenmorangie Spios

Какова история появления проекта Spios?

Glenmorangie Spios отсылает нас в Соединенные Штаты 20-х годов XX века, к производству американского ржаного виски. Являясь большим поклонником ржаного виски, много лет назад Билл задумал создать Glenmorangie с особым вкусовым профилем, передающим стиль американского виски того времени. Билл начал искать бочки, подходящие для нашего спирта. Это сегодня ржаной виски в Америке это достаточно популярный и все еще быстрорастущий сегмент, а тогда он практически отсутствовал. Найти ржаной виски в на рубеже веком было делом непростым — в конце 90-хх ржаной виски практически исчез. В свой каждый визит в Америку Билл тратил множество времени на поиск производителей виски и изучение рынка. Понадобилось 10 или даже 12 лет на то, чтобы найти производителя (в штате Кентукки), который был способен поставить нужное количество бочек требуемого качества. К сожалению, следуя условиям договора, я не могу назвать поставщика бочек. Могу сказать лишь, что это бочки из американского дуба, в котором в течение 6 лет выдерживался ржаной виски.

После того как бочки были доставлены на винокурню, Билл начал экспериментировать с древесиной. Достаточно быстро стало очевидно, что достигнуть требуемого вкусового профиля путем простой довыдержки нашего виски, как это мы делаем в случае с 12-летней линейкой, не получится. Для реализации задумки Биллу потребовался полный цикл развития спиртов в бочках из-под ржаного виски. Так что бочки были заправлены new-make спиртом и поставлены на выдержку.

Если говорить о моем вкладе в этот релиз, то отмечу — я работаю на Glenmorangie уже 4 года, и все это время я помогал Биллу в анализе спиртов из этих бочек. Я также принимал решение о готовности спиртов, участвовал в создании финальной рецептуры и в запуске Spios. Но, повторюсь, что Spios это детище Билла, и его подпись стоит там по праву, хотя со временем, конечно же, ее заменит моя (смеется).

Как часто вы снимали пробы спиртов при создании Spios?

— Как и в случае с любым другим виски, мы не трогаем бочки, пока спирты не станут виски. То есть первые пробы мы делаем лишь спустя три года выдержки, а следующий подход к бочке будет только через год. Причем мы не снимаем пробы с каждой бочки, а проверяем лишь некоторые бочки из партий. Я не знаю точные периоды анализа бочек со Spios до моего прихода в компанию, но при мне мы проверяли бочки каждые 4 месяца. Думаю, для создания Spios Биллу потребовалось оценить около 20 сэмплов.

Официально — Spios это NAS-виски, но можешь ли ты приоткрыть завесу и рассказать о возрасте спиртов?

— Совершенно верно, Spios это виски без указания возраста спиртов. Причина этого не в попытке скрыть что-либо, а лишь желание следовать правилам SWA (Scotch Whisky Association — прим. автора). Кроме того, линейка Private Edition это прежде всего эксперимент и инновации! Мы хотим создать виски с определенным вкусовым профилем и не обращаем внимание на возраст. В рецептуру входят спирты разного возраста. Могу сказать, что виски Glenmorangie, в отличие, например, от Ardbeg, по определению не может быть молодым. Сам спирт просто не может развиться и набрать необходимую сложность за сравнительно короткий срок, например 6-8 лет. Именно поэтому базовая линейка винокурни стартует с 10-летнего виски. Так что закрывая вопрос о возрасте Spios, могу сказать, что средний возраст спиртов старше нашего Original.

Как ты оцениваешь результат?

— Это прекрасный, интересный и необычный виски, стиль которого полностью соответствует своему имени! По-настоящему пряный, полный специй и острых акцентов. Феноменальный финиш. Кроме того, Glenmorangie Spios стал первым шотландским виски, который был выдержан полностью в бочках из-под ржаного виски. Можно даже сказать, что Spios это еще одна инновация Билла, его вклад в индустрию шотландского виски. Это тоже добавляет ему баллов.

Какова судьба «ржаных» бочек после выпуска Glenmorangie Spios?

— Если честно, то пока не знаю. Мы уже заполнили их спиртом повторно и теперь наблюдаем. Причем часть партии также заполнена свежим спиртом, а часть уже выдержанным в бурбоновых бочках виски. Предполагаю, что бочки начнут работать, как простые бочки из американского дуба и след ржаного виски вряд ли будет заметен. Это будут просто очень качественные second-fill бочки в нашем арсенале.

Каков тираж Glenmorangie Spios?

— Доля любого издания в серии Private Edition составляет чуть менее 1% от общего годового объема производства виски. Я не знаю точного количества бутылок, но думаю, что это несколько тысяч кейсов. Производить больший объем не имеет смысла, ведь тогда может потеряться уникальность этих изданий. Не секрет, что каждое издание в серии пользуется спросом не только у ценителей виски, но и у коллекционеров!

(В Россию завезено всего 500 бутылок Glenmporangie Spios — прим. автора)

Если подводить итог, то можно ли назвать Spios легким проектом?

— Все зависит от того, как оценивать. Наверное, самым сложным этапом в реализации проекта был поиск и покупка подходящих бочек. Конечно же, были определенные риски — полный цикл выдержки это, в какой-то степени, шаг в неизвестность. Кроме того, никто не знал, как поведут себя спирты в таких бочках. Однако, учитывая опыт Билла, не думаю, что реализация проекта вызывала у него сильную головную боль. Тем более, насколько я знаю, уже первые пробы показали, что Билл на верном пути. С каждым годом, с каждым тестом, виски становился все лучше и лучше.

Glenmorangie Spìos Private Edition №9

Меня всегда поражало умение Билла работать с проектами целые десятилетия, и Spios еще раз подтверждает это! 

— Согласен! В общей сложности на реализацию проекта Glenmorangie Spios ушла почти четверть века. Это действительно впечатляет! Конечно, не каждый виски требует столько времени. Бывают и достаточно короткие проекты. Кроме того, у Билла есть я. Мне нередко приходится заканчивать начатые Биллом эксперименты или даже целые издания. Но Билл работает параллельно над множеством проектов, состоящих из разных этапов: создание новых вкусов и ароматов, производственные вопросы, поиск оригинальных бочек, постоянные эксперименты, а еще и встречи, презентации, поездки…. Иногда я просто не понимаю, как у него все помещается в голове. Как бы то ни было, Билл определенно умеет ждать и всегда добивается совершенства.

Ты упомянул о быстрых проектах. Не раскроешь детали?

— Я не могу поделиться всей информацией о нашей работе. Могу сказать, что как правило на реализацию проекта уходит около 5 лет. Одним из самых быстрых проектов был мой первый виски, а именно Glenmorangie Milsean. Уже на этапе «проектирования» этого издания Билл достаточно точно знал, как получить требуемый «сладкий» вкусовой профиль. У нас в распоряжении всегда есть запас наших базовых спиртов (выдержанных в бочках из-под бурбона — прим. автора), так что вопрос стоял только в дополнительной выдержке. Мы использовали сильно обожженные бочки из-под португальского вина. Работать с ними было достаточно легко — мы просто заполнили их нашим виски и всего через три года получили Milsean!

Что сейчас происходит в недрах Glenmorangie?

— Уф. Если честно, то работы очень много! Самым важным проектом я бы назвал работу над новым Grand Vinage. Только не выпытывай детали! (смеется) Совсем скоро мы раскроем карты, но пока не время. В этом году мы празднуем 175-летие винокурни. Подготовка к различным мероприятиям также отнимает много времени. Также мы на финише создания десятого издания Private Edition — это будет нечто особенное, инновационное! Уверен, что этот виски очень многих удивит!

Надеюсь, при этом, цена десятого издания не будет заоблачной?

— Конечно нет! Мы стараемся держать цену на любой виски в серии Private Edition примерно на одном уровне. Так что, уверен, стоимость следующего издания будет на уровне Spios или Bacalta. Кроме того, нужно помнить, что целью создания этой линейки был вовсе не заработок, а желание донести до ценителей виски наш опыт, познакомить с чем-то действительно необычным. Private Edition это не бизнес. Мы достаточно успешны с нашим базовым ассортиментом виски. Так что, если хотите, эта серия является своеобразным подарком для наших потребителей.

Остается ли у тебя время на семью?

— В какой-то степени большое количество работы на Glenmorangie это даже хорошо — я могу больше времени проводить дома в Шотландии, а следовательно и со своей семьей. Как ты знаешь, в прошлом году у меня родился сын и мне хочется быть рядом как можно больше. Уверен, ты понимаешь меня. Поездка в Россию, к слову, это мой первый выезд за пределы Шотландии в этом году.

Последние 4 года ты являешься частью команды, которая создает виски. В то же время ты преемник Билла. Чувствуешь ли ты, что Билл передает тебе все больше и больше ответственности?

— Да. Определенно да. Каждый года я все глубже погружаюсь в работу. Билл нагружает меня все больше. Я начинаю отвечать за большее число проектов, в числе которых есть и мои собственные. Мне приходится больше путешествовать и представлять Glenmorangie по всему миру. Билл очень хороший руководитель — увеличивая мою ответственность он продолжает участвовать и контролировать все важные проекты, в то же время предоставляя мне полную свободу действий.

Готов ли ты к полностью своему виски?

— В какой-то степени у меня уже есть собственные релизы: Milsean и Astar 2017. Да, они придуманы Биллом, но реализовал их я. Не следует забывать и о нашей регулярной линейке: Original, Lasanta, Quinta Ruban и Nectar D’Or. Сейчас я в командировке и ими занимается Билл, но в моменты отсутствия Билла именно я отвечаю за их розлив. Подпись на внутренних документах моя. Если говорить о действительно 100% моих изданиях, то время еще не пришло. В 2014 году я поставил на выдержку определенное количество бочек со спиртами, созданных под моим контролем. У меня есть определенные идеи и все это время я тщательно наблюдаю за ними, но пока рано говорить о результатах. Вернемся к этому вопросу через несколько лет, когда спиртам будет хотя-бы 6-8 лет.

Брендан МакКэррон - Glenmorargie

Кстати, расскажи подробнее о своем работе с Milsean и Astar 2017. 

 Как я уже говорил, с релизом Milsean все было более или менее просто. Базовый виски был готов. Эксперименты по работе с обожженными винными бочками так же проводил Билл. Мне было поручено контролировать процесс выдержки на последних этапах создания. Я снимал пробы спиртов, создавал различные варианты рецептуры. Несмотря на кажущуюся простоту я очень горжусь своим первым изданием.

Если говорить, об Astar 2017, то дело было так. Я уже хорошо освоился и хотел большего участия в процессе создания виски. Как только я узнал о планах создания второй версии Astar, я стал стучаться в дверь Билла каждую неделю с одной лишь фразой: Можно я сделаю Astar? Очевидно Билл колебался. Учитывая успех первого издания ответственность была высока. В конце концов он решился доверить Astar мне. Тогда начались работы по контролю особых бочек из Озарка, работа с образцами спиртов, формированию рецептуры, которая бы позволила воссоздать особый профиль Glenmorange Astar.

Когда я вспоминаю виски, в которых ты принимал участие не могу не отметить разницы с классическими изданиями Билла. Мне кажется, что Билл создает более деликатный, тонкий виски. Твои же издания более плотные, мощные, яркие. Можешь ли ты сказать, что у тебя есть свой собственный взгляд на стиль виски?

— Интересный и в то же время сложный вопрос. Определенно в нашем видении идеального профиля виски много общего. Например, мы полностью сходимся в стиле Glenmorange. Недаром наш общий любимый виски это Original. Мы практически одинаково смотрим на то, как должна винокурня, как должны быть устроены некоторые процессы создания виски, что и как должно делаться вручную, что может быть автоматизированно. Мы одинаково воспринимаем термин Хорошая бочка.

Но в некоторых моментах проявляются и отличия. Например, Билл не очень любит торфяной виски, в то время как я его очень люблю, ведь как ты знаешь, часть своей жизни я провел на Айле. Говоря о стиле виски нужно понимать, что все зависит от многих факторов. Например, мне нравится работать с хересными бочками, хотя в линейке Ardbeg мне больше нравится классический «бурбоновый» Ten, в то время как любимый Ardbeg Билла это Uigeadail.

Полагаю, Билл известен благодаря своим заслугам на поле довыдержки виски. По сути он является одним из создателей данного направления. Работа с финишем, особенно в винных бочках, требует деликатности по определению. Скорее всего это сказывается на профиле виски, который он придумывает. Мне же нравится работать с базовой бочкой. То есть с фундаментом виски. Возможно дело в этом. Если честно, то я не сравнивал наши с Биллом стили. Думаю об этом говорить тоже рано. Если говорить о своем стиле, то за 12 лет работы в индустрии я могу сказать только то, что идеальный виски должен быть выдержан в бочке из-под бурбона. Причем не важно торфяной он или нет.

Кстати, учитывая наличие собственного опыта, ты уже можешь сказать Биллу «нет» в вопросах создания виски?

— Конечно! Не только могу, но и периодически говорю. Да, как правило, создавая виски, мы реализуем задумку Билла, но все-таки мы создаем его командой. Билл определенно не диктатор и не только я, но и другие члены команды могут влиять на конечный результат. Хотя, конечно, бывают моменты, когда Билл принимает решение единолично и тогда возражения не принимаются. Создание виски это творческий процесс. Наша команда постоянно учится у Билла. Говоря о себе, я могу предположить, что освоил 95% профессии. Но есть те самые 5%, которые делают виски не просто прекрасным, но идеальным. Некоторые нюансы даются мне тяжело, так что я продолжаю учиться.

Винокурня готовится к расширению производства. Поделись деталями и планами на будущее.

— Как я и говорил, в этом году мы празднуем 175-летие Glenmorange. Именно к этой дате мы решили увеличить мощности винокурни. Мы планируем увеличить количество кубов с 6 до 7 пар. Для этого мы планируем сделать новую пристройку к существующему цеху. Скажу прямо — это не жесткая необходимость, как в случае с Ardbeg, а задел на будущее. Мы не гонимся за объемами производства, как некоторые производители. Особенно те, которые используют свои спирты в производстве купажированного виски. Наш фокус нацелен на производство высококачественного односолодового виски. Так что мы будем постепенно наращивать объемы производства спиртов. Думаю нам потребуется год или около того на монтаж и наладку новой пары.

Ты упомянул «купажистов» в связи с этим отвлеку тебя вопросом о купажах. Что ты думаешь об этом сегменте?

— Ну, купажированный виски это самый обширный сегмент скотча. Не могу сказать, что отношусь к нему плохо. Тем более, что на рынке есть очень неплохие экземпляры. Многие производители односолодового виски продают свои спирты для купажей. Это нормально. Кстати, не исключаю, что и мы когда-нибудь вернемся к данному классу, но пока мы сосредоточены только односолодовый виски. Думаю, что в ближайшие 10 лет ничего не изменится.

Новые кубы будут аналогами существующих? Кто производитель?

— Абсолютно. Новая пара будет точной репликой существующих кубов. Сохранение формы и объема кубов позволит сохранить и стиль new-make спирта. Кубы будут произведены в компании Forsyths из городка Ротес (Rothes). Эта семейная мастерская является одним из лучших игроков на рынке производства оборудования для винокурен. Forsyths — настоящая легенда в мире производителей виски! Кроме того я хорошо знаю владельца этой компании, Ричарда. Отличный парень!

А что касается другого оборудования?

— Думаю мы добавим несколько бродильных чанов, а также несколько емкостей для ферментации. Все они также будут репликами существующего оборудования. Что касается этого этапа, то никаких сроков я назвать не могу. Наше расширение будет неспешным.

Если говорить о планах, то какого объема вы хотите достичь после расширения?

— Сегодня мы производим 6.5 миллионов литра в год, что полностью покрывает наши потребности, включая регулярную линейку, ограниченные издания и эксперименты. Мы прогнозируем примерный спрос на виски в средне-срочной перспективе и думаем, что  после расширения мы можем спокойно работать еще много-много лет. Говорить о конкретных цифрах я не буду. Если честно, то меня пугает мысль даже о 10 миллионов литров! Для нас это очень много. Не нужно забывать, что мы маленькая компания. К тому же у нас прекрасные запасы.

Если говорить о регулярной линейке, ожидает ли нас что-нибудь новое?

— Не думаю, что что-либо существенно изменится. Наш локомотив это Original. Серия 12-летних изданий также пользуется спросом. Линейка для путешественником не так давно была дополнена новым 19-летним изданием, а также Glenmorangie Cadboll. Возможно, в обозримом будущем, вы увидите новые ограниченные издания. Определенно точно появятся новые образцы в серии Grand Vintage. Кроме того ежегодно выпускается новое издание Private Edition. В общем не так и мало для небольшой винокурни.

Ты упомянул 19-летний релиз. Это более зрелый брат Glenmorangie 18 Years Old? Расскажи про него подробнее. 

— Нет, это не старший брат нашего 18-летнего издания! Наш Extremely Rare (Glenmorangie 18 Years Old — прим. автора)   выдерживается следующим образом: первые 15 лет мы выдерживаем спирты в бочках из-под бурбона, после чего примерно треть спиртов переливаем в бочки из-под хереса. Когда обе части спиртов доходят до 18-летнего возраста мы смешиваем их вместе. В 19-летнем издании спирты выдерживаются исключительно в лучших американских бочках из-под бурбона полный срок. Glenmorangie 19 Years Old очень богатый, сложный виски. Если ты не пробовал его, то тебе срочно следует полететь куда-нибудь, так как продается он только в сетях Duty Free.

Наверное последний вопрос о Glenmorangie. Почему вы решили прекратить выпуск 25-летнего издания?

— Хороший вопрос. Могу сказать, что на самом деле мы не прекратили, а приостановили выпуск этого виски. Основная причина это перенос нашего внимания на серию Grand Vintage, который, как ты знаешь, сопоставим по возрасту с 25-летним изданием. Анализируя запасы мы обнаружили определенное количество действительно выдающихся бочек. Их возраст колеблется вокруг четверти века, а их количество позволит нам выпускать новые Grand Vintage в течение нескольких лет. Важно, что каждый следующий релиз будет отличаться от предыдущего. Таким образом потребитель получит возможность прикоснуться к истории винокурни. На мой взгляд это решение выгодно отличается от того, чтобы иметь в линейке просто 25-летний виски. Думаю мы будем анонсировать новый Grand Vintage каждые 18 месяцев.

От себя скажу, что Grand Vintage 1990 был лучшим Glenmorangie, который мне довелось пробовать! Это настоящий водоворот ароматов и вкусов!

— Полностью согласен! Думаю это самый сложный виски в истории винокурни! Причем сложность его характера дополняется сложностями его производства. Спирты были получены в 1990 году, худшем году для производителей виски. Дело в том, что в Шотландии был абсолютный неурожай ячменя, а тот что был на рынке был низкого качества. Наши мастера сумели получить в тот год лишь небольшое количество спиртов. Они выдерживались в отборных бочках из-под бурбона и хереса. Кроме того, как участник процесса, могу сказать, что добиться рецептуры и идеальным балансом было очень очень сложно. Я был очень горд, когда в прошлом году нам удалось найти золотую середину и выпустить этот виски на рынок. Он достаточно дорог, но он стоит того. Очень жаль, что подобный виски больше никогда не будет повторен. Даже если в моем распоряжении будет сотня хороших бочек с 25-летними спиртами я все равно не смогу повторить Grand Vintage 1990. Такие уникальные бочки встречаются крайне редко. Мне очень приятно, что ты смог оценить наш труд.

Брендан МакКэррон. Презентация Glenmorargie Spios

Что же, спасибо огромное! Мне кажется, что мы обсудили достаточно вопросов. Как всегда было здорово пообщаться. Еще раз хотел бы поблагодарить в твоем лице всю команду Glenmorangie. Мы ценим и уважаем ваш труд. Ждем тебя в гости в следующем году! 

— Спасибо тебе и всем любителям виски в России. Обязательно приеду к вам еще раз. В прошлом году мы обсуждали наш Glenmorangie Bacalta. Сегодня Spios. Надеюсь в следующем году у нас будет возможность обсудить с тобой десятое издание Private Edition. Не будем прерывать традицию.

Договорились!

Диалог вели Евгений Скурихин (WhiskyTalk.ru) и Брендан МакКэррон (Brendan McCarron, Head of Maturing Whisky Stocks at The Glenmorangie Company). Встреча состоялась благодаря поддержке российской команды компании LVMH. Отдельно благодарим Алихана Малхозова за помощь в организации данного интервью.

После диалога о Glenmorangie состоялся детальный разбор нового издания в линейке Glenmorangie Private Edition. С отчетом о дегустации вы можете ознакомиться в соответствующей рубрике или по ссылке: Разбор Glenmorangie Spios.

Изображения предоставлены компанией Glenmorangie. Съемка осуществлялась в баре THE HAT во время публичной презентации Glenmorargie Spios в Санкт-Петербурге.