Энди МакДональд

В ноябре 2017 года знаменитый управляющий винокурней Glenmorangie совершил свой первый визит в Россию. Мы не могли не воспользоваться шансом и не поговорить с одним из знаменитых людей Тейна. Говорим о госте и виски….

Andy MacDonald — Glenmorangie Distillery Manager

Энди, прежде всего мне хотелось бы поблагодарить вас от лица всех ценителей виски. Мы ценим вашу работу и работу ваших коллег. Это касается не только Glenmorangie, но и мастера каждой из винокурен, создающих прекрасный виски.

— Спасибо! Большая честь быть здесь в Москве и видеть неподдельный интерес к виски. Это мой первый визит в Россию, и могу сказать, что я приятно поражен глубиной знаний ваших виски-энтузиастов. Для меня очень важно знать, что наш труд действительно ценят.

Давайте поговорим о вашем пути в индустрии виски.

— Я родился в Спейсаде, в городке Элгин. Как вы знаете, там достаточно много винокурен, так что я воспитывался, впитывая атмосферу виски. Однако, когда пришло время выбирать профессию, я решил пойти изучать машиностроение в индустрии нефтедобычи и нефтепереработки в одном из технических ВУЗов. Три или четыре года все шло неплохо, однако позже пришло осознание, что это не мое. Я понял, что хочу работать в индустрии виски.

Я стал участником одной из образовательных программ компании Diageo. Это был достаточно долгий период, когда я изучал процесс создания виски, основы управления и обеспечения производства, принципы работы с поставщиками сырья и много чего еще. По сути я учился на помощника руководителя винокурни. В результате я получил должность управляющего на винокурне Talisker, где проработал 4 года. Кстати, именно на острове Скай я познакомился с моей женой, именно там родились мои дети.

После начался период движения по множеству винокурен. Именно это позволило мне глубже понять особенности процессов на различных производствах, увидеть отличия в методах работы, изучить разное оборудование. В конце концов я познавал суть формирования уникального характера виски разных винокурен. Из 28 лет работы в индустрии виски я провел в компании Diageo 17 лет.

На каких винокурнях из портфеля Diageo вы работали?

— На многих. За годы в Diageo я имел отношение практически к трем десяткам винокурен. Достаточно упомянуть Glen Ord, Glen Elgin, Glenlossie, Cragganmore, Linkwood, Mortlach, Dalwhinnie, конечно же Talisker и другие.

Как вы пришли в Glenmorangie?

— Это занятная история. Однажды (в 2008 — прим. автора) в моем доме раздался телефонный звонок. Это был Билл, доктор Билл Ламсден, с которым, к слову, я был знаком практически 30 лет (Билл и Энди работали вместе в Diageo — прим. автора). У нас состоялся разговор вроде: «Привет, это Билл! Как дела? Как дела у жены, как собака? Я: Привет, Билл! Все хорошо! Билл: Энди у меня для тебя есть предложение, которое может тебя заинтересовать. Не возглавишь ли ты Glenmorangie? Я: Хм… Интересное предложение, но мне нужно подумать.» После того как я повесил трубку, не думаю, что прошло более пяти секунд. Я набрал Билла и сказал, что принимаю предложение. Вот так я стал главой Glenmorangie.

Винокурня Glenmorangie

Могу сказать прямо, что работа на Glenmorangie это большая удача. Доктор Ламсден является практически иконой в индустрии виски. Винокурня производила великий виски и всегда вызывала во мне огромное уважение. Если попытаться как-то оценить мой приход на винокурню, то это определенно вершина в карьере. Я очень горд, что Билл позвонил именно мне.

Как бы вы описали ваше отношение к работе?

— Можно сказать, я просто дышу виски. Большая часть моей жизни связана с производством виски. Каждый день я продолжаю учиться вместе с мастерами винокурни. Кроме того, дом, в котором я живу с семьей, находится прямо рядом с винокурней. Так что работа с виски это не просто призвание или должность, это буквально вся моя жизнь. Не могу представить себя где-либо вне этого мира.

Что двигает вами? Где вы ищете вдохновение?

— Я горжусь быть шотландцем! Я горжусь, что являюсь частью культуры, наследия и умения создавать виски. Горжусь, когда люди со всего мира восторгаются тем, что мы делаем. Представьте, когда приезжаешь в какою-нибудь далекую страну, а там знают о моей стране, моем городе, о Glenmorangie! Здорово быть частью этого. Так что могу сказать, что мной движет страсть к созданию лучшего в мире виски.

У вас богатый опыт работы на множестве винокурен. Расскажите о взаимоотношениях с ваших коллегами по цеху. 

— Я действительно знаком со многими управляющими других винокурен. Особо отмечу коллег из Glenfiddich, Glenlivet, Dalmore… Могу сказать прямо, что с каждым из них у меня прекрасные отношения! Мы достаточно часто встречаемся и общаемся, делимся опытом, информацией…  В общем, мы достаточно открыты. Часто обсуждаем проблемы, с которыми сталкиваемся в производственных вопросах. Обсуждаем индустрию в целом. Например, в настоящий момент, горячей темой для всех нас стал Brexit (выход Великобритании из Европейского союза — прим. автора) и его влияние на индустрию виски. Мы работаем вместе, как одна команда. Нами движет одна страсть и это создает прочную связь между нами. Однако отмечу, что мы еще и конкуренты и у каждого из нас есть свои секреты. Так что ряд вопросов, касающихся деталей производства, мы, конечно же, не обсуждаем.

С некоторыми управляющими я действительно дружу… Частенько пьем пиво или ужинаем с Джоном (John MacDonald, винокурня Balblair — прим. автора) и Стюартом (Stuart Robertson, винокурня The Dalmore — прим. автора). Если честно, в такие моменты мы стараемся забыть про работу.

Расскажите про команду Glenmorangie и об отношениях внутри нее.

— Сложный вопрос. Glenmorangie это большая бизнес-структура. На сегодняшний день в компании работает более 200 сотрудников. Это персонал маркетинговых служб, отделов продаж, отдела кадров. В той или иной степени я общаюсь со всеми. Как правило это переписка по электронной почте. В моем непосредственном подчинении на винокурне находятся 32 человека и каждый из них играет важную роль в работе винокурни. Например, Кенни (Kenny MacDonald), который работает с нашими перегонными кубами почти 40 лет и знает о Glenmorangie даже больше меня, Даги (Dougie Murray), Джордж (George Ross), наш хранитель складов Сэнди (Sandy Maclennan) и другие… Каждый из них настоящий мастер своего дела. Я не просто руковожу этими людьми, я отвечаю за них. Это прекрасная команда, и я ее глава. Моя задача, чтобы команда Glenmorangie производила нужный объем спиртов, обеспечивала их качество и себестоимость на заданных уровнях. Мы отвечаем за лицо Glenmorangie. Если что-то пойдет не так, то я потеряю работу.

Команда Glenmorangie

Если говорить о взаимоотношениях с Биллом (Ламсден) или Бренданом (МакКэррон), то работать с ними достаточно комфортно. С Биллом я знаком очень хорошо, мы работаем вместе очень давно. Мы общаемся достаточно часто, но из-за занятости Билла это, как правило, электронная переписка или телефонные звонки. Самый насыщенный период общения это создание новых релизов….

Вы понимаете друг друга с полуслова?

— Не думаю, что Билла понимает вообще хоть кто-то (смеется). Он сама креативность, он постоянно что-то выдумывает и обдумывает. Иногда он звонит мне и спрашивает могу ли я сделать что-то, реально ли это. Иногда это достаточно просто, иногда я даю совет, как можно обойти или усовершенствовать процесс, а иногда отвечаю, что сейчас это просто невозможно. Он всегда прислушивается к моему мнению и это понятно — в свое время Билл сам руководил винокурней и делал мою работу. Он знаком со всеми процессами и ограничениями производства и всегда понимает ситуацию.

Насколько глубоко вы участвуете в проектах Билла?

— Производство виски это сложный процесс со множеством этапов. Я отвечаю лишь за первичные процессы: получение спирта и его выдержка в различных бочках. Именно на этом этапе формируется аромат и вкус. Основная магия создания оригинальных релизов начинается позже — в лаборатории Билла. Хотя бывают и отступления от «накатанной» дорожки. Например создание нашего дымного виски (Finealta — Private Edition релиз 2011 года — примеч. автора) потребовало от меня большего внимания чем обычно.

Что вы можете сказать о будущем винокурни?

— Могу сказать, что мы постоянно смотрим вперед. В индустрии виски ваш труд всегда оценивается спустя годы. Сегодня мы производим 6 миллионов литров в год, и это полностью покрывает наши потребности в спиртах на ближайшие годы. Производство всегда зависит от спроса на виски, а говорить про будущий спрос — это как смотреть в хрустальный шар. Не раз нам приходилось корректировать нашу работу, но это нормально. Пока никаких серьезных изменений технологической линии не предвидится, но я понимаю, рано или поздно нам придется задуматься о расширении.

Какой ваш любимый Glenmorangie?

— Если говорить о том виски, к которому я постоянно возвращаюсь, то это конечно Glenmorangie Original. Это уникальный базовый виски, который сложно превзойти. Если же говорить о виски с финишной выдержкой, то это определенно Glenmorangie The Quinta Ruban. Обожаю этот виски. Прекрасный баланс сладких и горьких нот.

В этом году Glenmorangie представили вторую версию виски Astar. Расскажите подробнее об этом релизе.

— Оригинальный Glenmorangie Astar был создан в мой первый год работы на винокурне (2008. на рынке Астар появился в 2009 году — примеч. автора). Основная идея этого релиза заключалась в использовании особой «дизайнерской» бочки. Билл предложил не использовать классическую бочку из-под бурбона, а создать бочку с известными заранее качествами. Как вы понимаете это весьма непростая задача, однако в голове у Билла уже было решение. Он хотел получить дуб с определенной структурой. Как вы знаете, Билл много путешествует и изучает древесину непосредственно на месте. Так вот, для создания нужной бочки он лично выбрал нужное количество деревьев в одной из долин региона Озарк (Миссури, США). Причем в работу шли деревья растущие исключительно в тени на северной стороне холма. Именно медленный рост дерева обеспечивал нужную «пористость» древесины (от 8 до 12 годовых колец на дюйм — прим. автора). После многолетней естественной сушки древесины из клепок были собраны бочки, которые после легкого обжига были использованы для выдержки бурбона. Спустя 4 года бочки были доставлены на винокурню и залиты нашим классическим new-make.

Древесина для Glenmorangie Astar

Учитывая нужную структуру бочки, спирты проникают в древесину значительно глубже, и созревание спиртов происходил значительно быстрее. К сожалению, я не могу назвать точный возраст виски, но Astar достаточно молодой виски. Первый релиз был разлит при бочковой крепости 57.1% ABV без холодной фильтрации. Если говорить о результате, то, как мы шутим между собой, это получился Original на стероидах — мощный, яркий, но узнаваемый Glenmorangie. Astar имел большой успех. Учитывая то, что это был ограниченный релиз, он достаточно быстро пропал с полок.

Мы всегда тщательно изучаем обратную связь от виски-сообществ и не раз сталкивались с просьбами вернуть Astar. Наконец, мы выпустили его вторую версию. С точки зрения рецептуры виски ничего не поменялось за исключением крепости — Astar 2017 года бутилирован при крепости 52.5% ABV. Вкусовой профиль аналогичен первой версии.

Glenmorangie Astar 2017

Чем обосновано снижение крепости?

— Как я говорил ранее, мы тщательно изучаем мнение потребителя. Так вот, большая часть опрошенных отметила, что виски воспринимается значительно лучше при снижении крепости. Так что мы просто прислушались к нашему потребителю. Хотя я понимаю, что есть и люди, которые любят бочковую крепость.

Кстати, какой из релизов предпочитаете вы?

— Если честно, то для меня они идентичны. Точнее как первый, так и второй Astar для меня слишком крепкие. Я из тех, кто всегда добавляет воду.

Продолжая тему виски… пьете ли вы виски дома или слишком устаете от виски на работе? У вас есть собственная коллекция?

— Конечно, я пью виски дома! У меня достаточно большой домашний бар. Если говорить о том, какой виски я пью, то тут я не буду оригинален — в основном это Glenmorangie. Хотя я очень люблю, например, 16-летний Mortlach серии Flora and Fauna и Balvenie DoubleWood. Вообще, если я покупаю виски, то всегда стараюсь взять несколько бутылок — одну я пью, а вторую сохраняю. Если говорить о коллекции, то у меня есть несколько сотен бутылок, которые представляют ценность. Я определенно из тех, кто рассматривает виски как инвестицию.

Какой виски вы считаете наиболее выдающимся?

— Может быть, я вас удивлю, но это Glenmorangie Signet! На мой взгляд, это действительно выдающийся виски. Причем не только в линейке моей родной винокурни, но и среди всего шотландского виски. Signet это нечто совершенно особенное из всего, что я пробовал. «Шоколадный» солод, используемый при производстве этого виски, создает уникальный вкусовой профиль.

Энди МакДональд и Glenmorangie Signet

Поделитесь какой-нибудь забавной историей из вашего опыта.

— Если честно, то так сходу вспомнить достаточно тяжело. Точнее, сложно выбрать. За годы работы на множестве винокурен я сталкивался с множеством ситуаций и занятных персонажей. Хотя… В период моей работы на винокурне Talisker со мной произошел комичный эпизод. Как вы может быть знаете, на западном побережье и островах национальным языком является гэльский. Я, как молодой сотрудник, решил впечатлить местных и выучить этот язык или по крайней мере хоть как-то на нем говорить. И вот, на первых порах моего обучения, мне захотелось похвалить одного из работников винокурни. Я планировал сказать нечто вроде: «Отлично! Прекрасная работа!», но моя память меня подвела, и я выдал что-то типа: «Выходи! У тебя очень душистые ноги!». Парень сначала выкатил глаза с вопросом: «Какого черта?», но потом смеялся до конца дня. После этого случая я старался говорить только на английском.

В заключение — совет или обращение от главы винокурни Glenmorangie к нашим читателям.

— Во-первых, я хотел бы поблагодарить вас за интерес к тому, что мы делаем. Нам это очень важно, ведь мы работаем для вас. Я бы хотел еще раз отметить, что удивлен высоким уровнем знаний российских виски-энтузиастов. Крайне приятно находиться в такой среде. Что касается совета, то я бы рекомендовал продолжать исследовать мир виски, старайтесь пробовать как можно больше разных виски, изучайте, понимайте их. Это касается не только линейки Glenmorangie, но всего шотландского виски. Если перефразировать слоган одного из брендов (Keep Walking — прим. автора), то продолжайте пробовать — Keep Tasting!

Спасибо огромное за диалог и за ту работу, которую вы делаете! Мы ценим ваш труд!

— Спасибо вам! Пользуясь случаем, я хочу пригласить всех ваших читателей к нам в гости на винокурню. До встречи!

Энди МакДональд и Евгений Скурихин

Диалог вели глава винокурни Glenmorangie Энди МакДональд и Евгений Скурихин. Выражаем искреннюю благодарность коллегам из Моет Хеннесси Дистрибьюшн Рус за возможность пообщаться с Энди, а также прекрасному клубу WhiskyRooms за то, что интервью состоялось в прекрасной комфортной атмосфере. Фото: Марк Кулешов, Glenmorangie.